Спасибо за сердце

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Сколько помню себя, с детства я страдала ангинами. Моими постоянными докторами были терапевты, которые вскоре и поставили диагноз «ревматика». К сожалению, тогда я не понимала всей серьезности диагноза. Считала, что все не так страшно, как говорил доктор, ведь у моего ревматизма была всего лишь неактивная фаза.

Но все сказалось позже, и диагноз врачей был неумолим: нагрузок, тем более, рождение ребенка, сердце не выдержит, нужна срочная операция на сердце. О ней говорил и работавший в то время ревматологом Тимашевской районной поликлиники Виталий Петрович Красных. Говорил убедительно, и я рискнула. Но ничто в этом мире не происходит просто так. Не случайно оказался и мой разговор с председателем профсоюза работников потребительской кооперации Петром Ефимовичем Жуковым, узнавшим о моей беде, и когда в профкоме оказалась горящая путевка в санаторий минздрава, где тогда находилось уникальное шведское оборудование для струйной записи ритмов сердца, он вспомнил про секретаря Тимашевской межрайбазы, где я тогда работала.

Так я оказалась в Архипо-Осиповке. Не случайной оказалась и моя встреча в этом санатории с сотрудником Челябинской областной больницы - рентгенологом Эммой Исааковной Городецкой. Я уже почти сидела на чемоданах со свежайшими кардиограммами моего бедного сердечка и адресами  Московской и Киевской клиник, чьим хирургам собиралась доверить свое сердце. А операцию мне сделали в Челябинске: он первым откликнулся на мое письмо о помощи, отправленное в три адреса. Конечно, помогла такой оперативности и моя добрая Эмма Исааковна, которую так растрогала моя история, что она сказала: пиши письмо и сошлись на меня – был бы жив мой муж, а он работал заведующим того самого отделения грудной хирургии, то именно он тебя бы оперировал. Не буду писать всего того, что испытала я тогда и, главное, трудностей, ведь мы с мамой ехали в город, где не знали никого, кроме рентгенолога Городецкой. Но мир не без добрых Василей… Нашла временный приют мама, положили в больницу и меня. А я ждала профессорского обхода и встречи с профессором Малышевым, на счету которого были уже около четырех тысяч таких же, как у меня, операций. А он сказал, послушав мое сердце,  всего два слова – чистый стеноз! - и попросил готовить меня к операции. И тут я с удивлением узнала, насколько суеверны здешние врачи: они отказались делать операцию не только в понедельник (день тяжелый), но и вторник, выпавший на 13 февраля. Так моим вторым днем рождения стал День всех влюбленных католиков, 14 февраля.

А в марте 1979 года я была уже дома и пришла на очередной прием к своему ревматологу. Помню, пришлось даже сидеть в очереди, хотя «послеоперационным» тогда полагалось заходить в кабинет без очереди. Увидев меня с опущенным левым плечом и явно похудевшую, Виталий Петрович произнес одно слово: молодец!

…Да, молодец… А чего это мне стоило, но больше всего – моей маме… Я впервые так далеко уезжала из дома. И, конечно, было страшно, особенно перед операцией, когда на широкой больничной лестнице, сняв с руки обручальное колечко и отдав его маме, я  поднималась вверх, в палату. Было страшно оглянуться, ведь тогда бы я уже никогда не вернулась в палату и уехала домой. И, конечно, уже никогда сама бы не стала мамой… Последнее оказалось сильней всего на свете….

Так что домой я приехала настоящей героиней, как признавался мне потом мой лечащий врач, Виталий Петрович Красных: после меня, рассказывал он, многие тимашевцы, которым рекомендовали операции на сердце, на операцию уже соглашались. Тем же, кто   еще отказывался от оперативного вмешательства в главный человеческий орган, врач всегда ставил в пример меня: а вот одна молодая женщина не побоялась, и ничего страшного здесь нет, домой вернулась живой-здоровая.  Хотите взять ее телефон?

Новость о том, что мне сделали операцию на сердце, хотя в практике значились операции и более серьезные чем у меня, скоро распространилась по всему Тимашевску. Никто только не знает, что долго, очень долго я выходила на улицу, держа правую руку на запястье и слушая пульс.  Даже когда нас в семье стало трое. Теперь и я знала: дети всегда, каждой матери и отцу достаются дорогой ценой. Просто в каждой семье это что-то свое. Что касается моего личного участия в этом процессе, я горжусь тем, что отдала ради ребенка кусочек своего сердца -  моя операция проходила через ушко, его можно увидеть на открытом сердце, и кусочек этого ушка пришлось срезать.

…Более 38 лет прошло с моего второго дня рождения – сначала я родилась в июле, а потом – в феврале. Помню те дни как в сказке: в сосновом бору, куда выходили окна больничной палаты, можно было увидеть живых белок; мои новые друзья по палате – с Урала и Сибири – удивляли своим оптимизмом, а ведь им только что сделали или собирались делать операции на сердце. Но самым важным для меня была удивительная любовь медперсонала к своим пациентам. Потом, уже выписываясь из больницы, я поняла, что они такими были всегда, а не только в ту минуту, когда узнали, что приехала я с самой Кубани, где всего много – солнца, моря, хлеба, фруктов… Никогда не забуду своего хирурга Владимира Петровича Приходько, сердечную атмосферу Челябинской областной больницы, радушную семью Горедецких, приютивших на время операции мою маму и вкус приготовленного ею на радостях кубанского борща, на который собрались многочисленные друзья-медики…

Спасибо им всем за сердце.

Надежда Басманова.

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0/ 300Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 300 символов
Ваше сообщение будет рассмотрено модератором
    Комментарии | Добавить свои
    • Комментарии не найдены

    logo inverted trans

    352700,  Краснодарский край, г. Тимашевск, ул. Колесникова, 5-а

     : 

    etag.reklama@mail.ru

     : 

    8(86130)4-61-50, 4-43-31

    Яндекс.Метрика